Экстренное кесарево сечение: стоит ли его бояться?

Наверное, каждая будущая мама, попавшая в роддом, в душе опасается услышать такое неожиданное: "Нужно делать кесарево сечение". Для кого-то это звучит как приговор: "Я не смогу родить естественным путем, и это ужасно". К таким женщинам относилась и я. Но жизнь распорядилась так, что мне пришлось пережить экстренное кесарево. Почему я так думала? Быть может, я просто мало знала об этой операции. А неизвестность всегда пугает.

Начиналось все стандартно, как у всех. Пришел срок родов. В один прекрасный момент начали отходить воды, мы с мужем и мамой направились в роддом. Там меня сразу определили в родильный зал и сказали, что сегодня рожу.

В спокойном состоянии я ожидала своего часа. Схватки были регулярные, постепенно становились все интенсивнее. Все шло по плану. Но после нескольких часов моих уже не слабых мучений очередной визит доктора вдруг поставил все с ног на голову. Схватки шли, но шейка матки не раскрывалась. Было принято решение стимулировать родовую деятельность. Мне пришлось сидеть на одном месте, я не могла свободно передвигаться, так как была подключена к капельнице. И тогда началось самое неприятное. Схватки превратились в одну большую бесконечную боль. И было так обидно, когда при осмотре врач каждый раз утверждал, что раскрытие не происходит. В бесполезных и безрезультатных муках прошло 8 часов.

Результаты последнего УЗИ показывали двойное обвитие пуповиной вокруг шеи ребеночка. Кроме того, воды уже отошли, откладывать роды было невозможно. Это и стало основной предпосылкой для направления меня на кесарево сечение. Доктор объяснил, что могло возникнуть тугое обвитие, удерживающее плод на месте. Я понимала всю опасность, которая угрожала моему ребенку. Отбросила все свои предубеждения и согласилась на кесарево сечение.

В операционную я шла с какой-то обреченной радостью, ведь сейчас мне сделают укол и все муки прекратятся. Очнулась по пути из операционной. Меня везли через коридор, где стояли мама и муж. Сквозь туман я увидела их лица и услышала такое радостное: "У тебя девочка, хорошая девочка!"

Меня привезли в палату реанимации, медсестры суетились вокруг меня, все были чем-то заняты. А я, вся дрожа после общего наркоза, повернула голову в сторону и увидела лежащий возле подушки свой мобильный телефон. Это была такая радость, ведь теперь я могла позвонить мужу! Дрожащими руками я набрала номер и слабым голосом спросила: "Ну как там?" В ответ я услышала радостную историю, как через несколько минут после моего перемещения в операционную мама и муж услышали плач ребенка. Они ожидали в родильном зале.

Малышку принесли сразу же, все процедуры происходили на глазах у моих родных. А потом новоиспеченному папе приказали снять рубашку и лечь на родильную кровать! Дочку положили папе на живот. Она только родилась, а уже пыталась куда-то карабкаться и царапаться. А еще она искала мамину грудь и не могла найти, бедняжка.

Так они пролежали минут двадцать, после чего ребенка отвезли в детское отделение. Кроме того, оказалось, что действительно было тугое двойное обвитие пуповиной, которая была к тому же укороченной. Значит, мы сделали все правильно, не стали рисковать здоровьем ребенка!

Все рассказанное настолько поразило и обрадовало меня, что я спокойно уснула до самого утра. Ведь все было хорошо, несмотря на боль в животе и неспособность шевелиться. Я стала мамой, а остальное не важно.

Уже на следующее утро я смогла встать и пойти туалет. Это было тяжело, но терпимо. Тем более врачи настоятельно советовали не залеживаться и больше двигаться.

Первая встреча с моей дочкой произошла только в это утро. Мне принесли ее, завернутую в пеленку, в шапочке. Больше всего мне запомнились ее щечки, такие кругленькие и мягкие! Я предложила ей грудь и поразилась, с каким рвением она накинулась на меня, пытаясь выцедить хотя бы каплю молочка! И так было жалко, когда она с обидой захныкала и отвернулась, ведь молоко еще не успело появиться. Такой короткой была наша первая встреча.

В тот же день меня перевели в обычную палату. Ребенка приносили покормить каждые три часа. На следующий день разрешили оставить дочку с собой. Да, было трудно, тяжело вставать, ложиться и вообще шевелиться. Но не могла я отдать свою кроху в детское отделение, ведь ей бы там было так одиноко! Я боролась с болью, усталостью, нервозностью. Практически сразу появились трещины на сосках, отчего кормление становилось мучительным. Я не вытерпела и попросилась домой раньше срока. Спасибо врачу, который пошел мне навстречу и выписал нас уже на четвертый день. Когда меня забирали из роддома, первым делом я дала волю своим эмоциям и разрыдалась!

Приезд домой положительно на меня повлиял. Я расслабилась, ведь у меня было столько помощников! И мама, и муж постоянно возились с ребенком, не давая мне перетрудиться, за что им огромное спасибо.

Состояние было терпимое, болел живот, было тяжело вставать с кровати, но все это длилось не больше месяца. Через четыре недели я сняла бандаж и чувствовала себя практически здоровым человеком! Спустя еще несколько месяцев шов полностью зажил и теперь практически незаметен. Грудное вскармливание я наладила без больших проблем, молоко прибыло на четвертый день. Поэтому могу смело опровергнуть миф о том, что после кесарева молоко не появится!

Все, что произошло со мной, заставило меня сделать некоторые выводы, которыми я хочу поделиться с вами. Безусловно, кесарево сечение - это хирургическое вмешательство, и его лучше избежать. Но если встает вопрос об опасности, которая угрожает ребенку, будь то тугое обвитие пуповиной, гипоксия плода или другие проблемы, то не стоит сомневаться и нужно довериться врачу на все сто процентов.

Ведь все забудется, швы заживут, о перенесенной операции будет напоминать только маленький шрам внизу живота. Но ведь это такие мелочи по сравнению с тем, что вы позволили избежать риска в таком важном деле, как появление на свет вашего малыша!

-