Посвящение в отцовство

Во времена моего появления на свет отцов в роддома пускать было категорически запрещено. Отец смог впервые увидеть меня только на второй день после моего рождения, да и то через окно. Моему мужу в этом отношении повезло намного больше. Он присутствовал при рождении нашей дочери, и мы с ее папой очень этому рады. Дочь, надеюсь, тоже.

Не знаю, как в других семьях принимается решение рожать вместе, но знаю, что затащить мужика на роды бывает очень непросто. Мы же сразу решили, что роды будут партнерскими. Аргументов против у нас не было, а дополнительные аргументы за и вовсе были не нужны (это уже потом мы где-то вычитали, что совместные роды по статистике дают меньший процент осложнений и вообще протекают легче и быстрее). Мне хотелось, чтобы в такой сложной ситуации было на кого опереться в прямом и переносном смысле, а он не мог допустить мысли, что бросит меня одну на произвол врачей, особенно после рассказов друзей и знакомых про свой опыт пребывания в роддомах. Мужу ужасно хотелось поучаствовать в приходе в мир родного существа, которое за 9 месяцев в мамином животе успело побывать с нами не в одной поездке и даже сходить в горы.

Как потом оказалось, у совместных родов есть еще один большой плюс именно для отцов, но об этом позже.

Ребенок нам попался гуманный. Перед тем как заявить о своем скором появлении на свет, дал родителям выспаться и хорошо позавтракать, к тому же день выбрал удачный — выходной, никто никуда не спешит, пробок нет. Пока мы намазывали бутерброды для будущего отца, чтоб не свалился в родильном зале в голодный обморок, подъехала скорая. Сумки с вещами для мамы и младенца были приготовлены заранее, поэтому сборы были короткими.

Встретившая нас в роддоме дежурная медсестра произвела на меня неизгладимое впечатление вопросом: «И что вас к нам привело? ». Возможно, ей известны самые разные причины, которые могут утром выходного дня привести беременную женщину с огромным животом в приемный покой родильного отделения... Но все-таки выдержать ответ на этот вопрос в рамках приличия мне было нелегко. После формальностей мы перемещаемся в родильный зал. Время — час дня. По словам врача, нам предстоит провести тут 10-12 часов. Прав был великий комбинатор: «Скоро только кошки родятся».

Родильный зал для партнерских родов — большая светлая комната, гибрид больничной палаты и детского сада. По центру стоит белая больничная кровать, по виду моя ровесница, напротив — тумбочка, справа шведская стенка и фитбол, в углу умывальник и какой-то странный прибор. То тут, то там лежат игрушки — то ли для того, чтобы выманивать младенцев из утробы и тем самым облегчать процесс родов, то ли для того, чтобы умилять рожениц и опять-таки облегчать процесс. Дополняет картину мраморный пол. В раскрытое окно приятно дует свежий ветерок, а за окошком месяц май, дребезжат трамваи и шелестят высокие пирамидальные тополя. Кроме нас двоих и нашей будущей дочки, пытающейся выбраться наружу из ставшего тесным живота, никого не было. Да нам пока никто и не нужен.

Муж помогает лечь на кровать и пытается разложить на тумбочке предметы первой необходимости так, чтобы все нужное было под рукой. Вода, еда, термос с чаем, салфетки, фотоаппарат... Интервал между схватками пока чуть больше 7 минут, так что фотоаппаратом иногда удается воспользоваться.

Я держусь молодцом, только иногда сильно впиваюсь ногтями в руки будущего отца. Будущие папы! Непременно сводите перед родами будущих мам на маникюр! И им приятно, и вам легче будет! Мы курсируем между кроватью и фитболом — то там посидим, то там. Вернее, сижу я. «Светские беседы» о том, как правильно дышать во время схваток, куда мы поедем, когда малыш подрастет, и кто его чему будет учить, помогают отвлечься и расслабиться. Настолько, насколько позволяет ситуация.

Время в родильном зале ощущается по-особому. Не то чтобы мгновения прессовались в годы, но течение его здесь отличается от течения в повседневной жизни, как неторопливое вращение часовой стрелки отличается от торопливого бега секундной. Смотреть на часы в родильном зале абсолютно бесполезно, потому что время измеряется раскрытием шейки матки. За окном нет ни малейших признаков заката, так что, если верить прогнозу, мы успеем обсудить еще множество самых разных вещей, до которых раньше добраться не получалось.

Время от времени в палату заходит врач, чтобы проверить раскрытие, послушать сердечко малыша. Солнце за окном опускается ниже, схватки крепчают, интервалы между ними сокращаются, фотоаппарат отложен.

О, кажется, у нас появились соседи. Сначала за стенкой, в смежной палате, раздаются голоса и невнятный шум, который сменяют уже знакомые вопли, вселяющие надежду на преодоление демографического кризиса в отдельно взятой стране. Затем пауза и крик младенца. То ли этот жизнеутверждающий хор так подействовал, то ли просто пришло время, но у меня к схваткам добавляются потуги. Мы в родильном зале уже пятый час, раскрытие в норме, так что прогноз мы опережаем, и у нас есть шанс увидеть дочку засветло. Фитбол в сторону — врач приносит специальный стульчик без дна. Чем ниже солнце, тем чаще в ход идут ногти, но это скорее хороший признак. Мы оба уже устали, и только малыш неустанно прокладывает себе дорогу наружу.

Наконец врач командует перебираться со стульчика на кровать. Приходит акушерка. Я не верю глазам, неужели мы на финишной прямой? Ведь прошло чуть больше 5 часов! Началось то, ради чего мы здесь все собрались — собственно роды. Именно здесь участие моего мужа оказалось наиболее полезным для меня и ребенка. Начал работать ретранслятором и дублировать команды врача. Ура, есть контакт! Минута-другая... И вот уже врач держит ребенка, а акушерка обрезает пуповину, развенчивая один из главных мифов о совместных родах — мужу это сделать даже не предложили по причине нехватки зажимов для пуповины. Ладно, не это главное...

Мне кажется, что главнейший плюс участия мужчины в родах для самого мужчины — это осознание того, что ребенок достался ему не даром, и того, чего это стоит женщине. Если бы я традиционно отправилась в роддом, а через день пришел муж и получил ребенка на блюдечке, ни разу не вспотев, не знаю, сколько времени ему бы потребовалось на то, чтобы сродниться с дочкой, принять и понять ее.

После партнерских родов отношение совсем другое. И это, наверное, самое важное.

-